Системы контроля доступа и идентификации
Обратный звонок

СКУД: что продают, что покупают?

22.08.2011

Источник: ТЗ №4-2011


Об этом на страницах ТЗ размышляют глава российского представительства голландской компании NEDAP Евгений КИН и коммерческий директор российской компании Parsec Сергей СТАСЕНКО. 


Функциональность систем контроля и управления доступом увеличивается год от года. Но могут ли эти нововведения мотивировать покупку? Что из функционала действительно интересно пользователям? 

Евгений КИН: 
– У меня нет общерыночной статистики – ее, к сожалению, нет ни у кого, все-таки рискну утверждать, что сегодня разумный заказчик выбирает то, что максимально удовлетворяет его потребности в вопросах безопасности. Утверждаю это потому, что рынок безопасности мало чем отличается от прочих рынков, где есть покупатели и продавцы. Общие законы везде действуют одинаково, а исключения, как известно, в конечном счете почти всегда подтверждают правила.
Я помню умные слова о том, что наш рынок – В2В, но все равно приведу это сравнение, хотя по науке оно вроде бы и не совсем корректно. Сравнение с автомобильным рынком. Когда вы приходите в автосалон, то наверняка сначала посмотрите на особо хромированный бампер или необычайной красоты спойлер новой модели. Потом, вероятно, выслушаете рассказ менеджера об уникальной системе стеклоочистителей, которая автоматически включается по взмаху ресниц водителя. И – купите автомобиль, исходя из ваших абсолютно земных потребностей: просторный салон, если большая семья, мощный двигатель, если предстоят дальние поездки, т. д. И это правильно, потому что нормальным покупателям нужны не игрушки, а инструменты для выполнения конкретных задач. 
Действительно, функциональность систем контроля и управления доступом увеличивается год от года, но уже достаточно давно, сбалансировав спрос и предложение, рынок выработал – я невольно продолжу сравнение с автомобилями – СКУД, если хотите, базовой комплектации. То есть тот набор функциональных возможностей, без которого систему ныне не купишь, потому что их просто не выпускают. Этот набор включает контроль алгоритмов передвижения по охраняемой территории пользователей карт в зависимости от их полномочий, предоставленных системой, связанных с возможностью посетить эти помещения, причем в определенное время. Следующий момент – наличие набора функций, позволяющих сопровождать вышеперечисленные действия какими-то реакциями системы: блокировкой или разблокировкой тех или иных исполнительных устройств, дверей, турникетов, включением подсветки на лестнице, передачей сигнала на охранную сигнализацию, системой пожаротушения и т. д. 
Этот базовый набор, повторюсь, имеет тенденцию количественного и качественного расширения. Нередко новшества, которыми производители и продающие компании стараются привлечь потенциальных покупателей, являются теми самыми фенечками. Честно говоря, не вижу в этом ничего страшного, потому что эти фенечки, как правило, безвредны, к тому же продаются как опция (не хочешь – не бери). 
Могут ли они стать рычагом повышения продаж? Глобально – нет, но любопытство у потенциальных потребителей вызвать могут. Если говорить о моем личном опыте, то в данный момент большинство запросов, поступающих нашим бизнес-партнерам, почти непременно содержит столь же живой, сколь и наивный на сегодняшний день, интерес к биометрии. Да простят меня производители биометрических систем, по моему глубокому убеждению, до массового применения биометрических систем на рынке безопасности еще очень далеко. Этот сегмент пока еще остается неизбежно необходимым только в обеспечение безопасности отдельных режимных помещений, зданий, комнат. 
Так вот, после того как заказчики узнают, что могут биометрические системы – какие пальцы, сетчатки и другие части тела можно ловко сканировать, – они переходят к делу. И выясняется, что, в принципе, им требуются совершенно другие вещи. 
Также зачастую выясняется, что далеко не всегда заказчик может найти то, что ему требуется, если речь идет, например, о крупномасштабной системе. Под крупномасштабной я в данном контексте понимаю не два больших здания, в которых требуется закрыть по 100 дверей, а транснациональные компании, имеющие сеть офисов в стране, например такой, как Россия. Или по всему миру. 

Сергей СТАСЕНКО: 
– Расширение функциональных возможностей продиктовано возникновением все более разнообразных и сложных требований к СКУД. Кроме того, раньше ряд уже существовавших на тот момент задач еще не позволяла решить технологическая база. С развитием сетевых технологий и микропроцессорной техники эти задачи сейчас стали вполне по плечу. 
Что касается мотивов спроса потребителей при выборе СКУД, то они могут очень сильно различаться. Для одних СКУД – это повышение уровня безопасности объекта, для других – повышение эффективности работы предприятия (учет рабочего времени, оптимизация бизнес-процессов), для третьих – всего лишь модная игрушка и т. д. Далеко не каждого потребителя будет привлекать серьезный функционал системы. Кому-то наиболее важна цена, кому-то – дизайн… 
Но если говорить действительно о серьезных системах на крупных объектах, то, безусловно, вопрос функциональных возможностей СКУД будет далеко не на последнем месте. 
Что из функционала систем реально интересует заказчика? Запрет двойного прохода (антипассбэк), учет рабочего времени, видеоверификация точек прохода, автоматизация бюро пропусков – на сегодняшний день это уже стандартные требования практически любого заказчика при выборе СКУД. Также все чаще требуется интеграция как с другими подсистемами безопасности, так и с внешними приложениями (например, с 1С). 
Помимо этого, конечно же, встречаются порой и уникальные требования как к аппаратной, так и программной части системы. Несколько лет назад был заказ на считыватель, выполненный в настоящем золотом корпусе. Цена вопроса заказчика при этом абсолютно не волновала. 
Второй забавный пример касается программного обеспечения. На одном из объектов входную дверь в здание контролировала бабушка. Понятно, что отношения с компьютером у нее были, мягко говоря, на «вы». И тогда заказчик системы попросил написать программный модуль, который представлял бы собой визуально окно, разделяющее экран монитора на две половины: зеленую и красную. Нажатие на зеленую часть означало бы отпирание замка двери, на красную – запирание. 

Сегодня эксперты говорят о пересмотре клиентами роли СКУД в бизнес-процессах и операционных процедурах. Так ли это? Или же дело в желании производителей и интеграторов выйти за рамки бюджетов на безопасность? 

Евгений КИН: 
– Скажу, быть может, криминальную вещь: СКУД, как таковая, изначально, наверное, никого не интересовала. Как и любой другой сегмент безопасности, на которые мы условно делим рынок – видеонаблюдение, охранная сигнализация и т. д., – система контроля и управления доступом является составляющей частью управления бизнесом. Таково мое глубокое убеждение. В конечном счете задержание человека у двери или предоставление ему каких-то прав не самоцель. Конечная цель всего комплекса мероприятий – обеспечить владельцу предприятия получение прибыли. СКУД должны органично вливаться в систему существующих на предприятии бизнес-процессов. И, обезопасив и упорядочив бизнес, помогать инвестору зарабатывать больше денег. 
Понимают ли это заказчики? Не лукавим ли мы с коллегами, когда говорим об этом? И не движет ли нами желание освоить новый пласт бюджетов, а не только бюджеты на безопасность? Закономерный вопрос, требующий честного ответа. 
Крупные заказчики начинают это понимать. Раньше я любил рассказывать о том, что совершенно нормальная ситуация, когда конечный заказчик удивляется тому, как недалеко продвинулись биометрические системы. Потому что многие смотрят фильмы про шпионов и искренне убеждены, что бегущий человек должен быть с затылка идентифицирован с помощью одной камеры. Сегодня, говорю это с полной ответственностью, к нам приходят крупные заказчики со своими концепциями управления бизнесом, в которые нужно органично вписать систему контроля и управления доступом. В части упорядочения передвижения персонала между офисами в городе, стране, в нескольких странах, командировок сотрудников с определенными полномочиями связи между посетителем и тем сотрудником, который его пригласил, и т. д. Один из таких заказчиков с досадой говорил нам, что мы уже не первое место, куда он обратился, и что от системы обработки информации с точки зрения контроля доступа он ожидал гораздо большего. 

Сергей СТАСЕНКО: 
– Изначально чуть ли не единственной задачей СКУД было именно ограничение доступа на территории и в помещения. Однако достаточно быстро стало ясно, что события о проходах сотрудников могут помочь в автоматизации ряда бизнес-процессов. Простейший пример – учет рабочего времени. Необходимость в табельщицах отпадает. Этот рутинный для человека труд система выполняет очень быстро и гораздо более точно. В последнее время все больше наблюдается тенденция к интеграции систем безопасности, в том числе и СКУД, в общую ИТ-инфрастуктуру объектов. Недаром многие крупные ИТ-компании создают или уже имеют целые подразделения, занимающиеся вопросами технических систем безопасности. Это обусловлено тем, что наблюдается тенденция к все более глубокой интеграции и взаимосвязанной работе технических систем безопасности с другими информационными и инженерными системами объектов. 

Что сегодня пользуется большим спросом: новые программные или аппаратные решения? Возможно ли появление такого тренда, как широкое распространение комплектов программной разработки (SDK)? 

Евгений КИН: 
– Заказчик, особенно крупный, помимо блокировки дверей заинтересован в последующей оперативной и детальной аналитике происходивших процессов. Люди хотят получать правильные, но не переполненные лишней информацией сведения о происходящем в отдаленном филиале. Кадровые службы хотят иметь прозрачные и обоснованные рекомендации по полномочиям командированного при посещении филиала. Люди хотят знать, что их подрядчики (клининговые компании и т. д.) имеют право доступа не только потому, что им выписаны пропуска, а потому что у этих фирм всё в порядке с договорным документами и обязательствами перед компанией, на территории которой они работают. Возможно ли появление такого тренда, как широкое распространение комплектов программной разработки (SDK)? Думаю, что в обозримом будущем в России это вряд ли случится. 

Сергей СТАСЕНКО: 
– С точки зрения аппаратной части ожидать каких-то технологических прорывов, мне кажется, в ближайшее время не стоит. А вот что касается программной составляющей системы, то тут как раз и идет основное развитие функциональных возможностей систем. Как правило, именно на уровне программного обеспечения реализуются или конфигурируются основные функции взаимодействия как различных подсистем безопасности, так и системы в целом с внешними бизнес-приложениями и информационными системами. 
Что касается комплектов разработчика (SDK) для встраивания продуктов в сторонние системы, то их и так на сегодняшний день в том или ином виде практический каждый российский производитель предоставляет. Уровень и функциональные возможности, предоставляемые SDK, при этом могут очень сильно различаться. Один производитель, например, предоставляет описание интерфейса информационного обмена на уровне верхнего ПО, другой – описание низкоуровневого протокола для прямой работы с его оборудованием и т. д. 

Преобладающие сегодня тенденции: покупка новых систем или же поддержка и расширение существующих? 

Евгений КИН
– Если заказчик находит возможность со стороны поставщиков расширить и улучшить свою систему, он это обязательно сделает, потому что не захочет тратить дополнительные средства. Но дело в том, что большая часть систем безопасности, установленных достаточно давно, не имеют ни программных, ни аппаратных возможностей для качественной интеграции с бизнес-процессами предприятия. Здесь видятся два выхода. Первый: приобретать новую систему, оставляя без изменений дверную периферию (контакты, считыватели, исполнительные устройства). Одно из главных требований сегодняшнего рынка – поддержка новыми системами любых когда-либо выпущенных форматов считывающих устройств и их идентификаторов. Второй: приобрести решение для общей интеграции подсистемы безопасности в систему управления бизнес-процессами предприятия при помощи внешнего ПО. 
Производители таких верхних программных оболочек анонсируют, что при договоренности с производителями СКУД они смогут «подцепить» в свою управляющую оболочку СКУД с любым названием. Но, во-первых, далеко не все производители готовы кому-то отдавать протокол взаимодействия с собственной системой. Во-вторых, за все приходится платить. Мощное «верхнее» ПО, которое управляет вашей СКУД, может стоить гораздо дороже, чем новая система. 

Сергей СТАСЕНКО: 
– Если 10–15 лет назад процент объектов оборудованных СКУД был совсем мал, то сегодня даже в частных домах такой элемент безопасности зачастую присутствует. С ростом количества установок растет и спрос на поддержку и обслуживание этих систем. Хотя большинство заказчиков крайне неохотно заключают договоры на постгарантийное обслуживание и обращаются за помощью, только когда что-то «сгорело» или «отвалилось». 
Вместе с этим, конечно же, строятся и оборудуются системами безопасности новые и/или уже существующие объекты, все чаще возникают вопросы замены отработавших или устаревших систем на новые решения.

Возврат к списку